О мастерстве

Что такое мастерство? Кто такой мастер и чем он отличается от не мастера? Казалось бы всё просто: мастер – это чемпион. Но!!!! Чемпионов много, но далеко не каждый из них мастер. Есть что-то неуловимое, неосязаемое, что говорит: «Вот ОН – МАСТЕР!» И это что-то непонятное и притягательное влечёт нас к нему. Заставляет брать пример с него. Учиться именно у него. Странно: мы очень часто выигрываем японцев и китайцев и где-то почти абсолютно, но снова едем к ним учиться и при этом платим большие, а кто-то и последние деньги. То есть победа – это не всегда мастерство?!

Как то давно, больше десяти лет назад, пересматривая старый японский фильм «Самурай» о жизни и становлении легендарного мастера меча Японии Миямото Мусаси меня поразила сцена его встречи с монахом: после разговора, не помню о чём, Мусаси понимает, что перед ним мастер, хотя тот не демонстрировал никаких приёмов и действий. Миямото только что после дуэли и говорит монаху: «Я же победил его! Смотри: на мне нет ни одной царапины! Я самурай!» Монах отвечает: Конечно ты победил его. Ты не мог не победить. Но какой ты самурай? Ты просто сильный мужик!» Эти слова поразили Мусаси и после их он встал на путь самурая. То есть на путь мастерства. А путь победителя, то есть чемпиона стал для него второстепенным. Хотя в дальнейшем он провёл ещё множество успешных поединков. Рассмотрим соревновательный процесс на примере дзюдо: впервые дзюдо на Олимпийских играх было представлено в 1964 году и они проходят раз в четыре года в отличие от чемпионатов мира, проводимых порой по несколько раз в год. Это уже больше ста чемпионов. Сколько же мы помним из них? Практически никого! Но мастеров, которых всегда единицы, помнят и веками. Мастер – это штучный товар. Значит, за победой есть что-то ещё?! Но что это? В Китае всегда существовали различия между понятиями «двор» (гуань) и «врата» (мэнь). В первом случае это упрощенная система подготовки, где меньше уделяется духовно-мистической практике и где учили и учат только способам боя и ничему более, во-втором, качество обучения определяется не количеством выученных кат или суммой знаний, а качеством энергии, силой духа, степенью достижения сути Бытия. Где учеников много меньше или это элита Школы. Мастерство – это качество и оно проступает постепенно сквозь тело, поведение, речь и незримо присутствует в технике. Как такое можно выразить в четких формулировках? Оно есть или нет! В традиции боевых искусств Востока существует почти неприметная со стороны, но очень существенная грань, отделяющая истинного мастера от спортсмена. Мастера Китая и Японии говорят о разнице способов извлечения силы, а так же характере её действия. Наверное так и есть. Так в дзюдо или других единоборствах одни чемпионы - просто чемпионы, а другие другого рода, ИНЫЕ. Люди другого качества. Из ныне живущих дзюдоистов меня больше всех впечатляет мастер Кога. Даже непобедимый Ямасита недотягивает до него, хотя он и не проиграл ни разу. Но больше всего меня удивляют люди в единоборствах, которые вроде не показали себя в бою, а все их уважают. Люди, стоящие за гранью – МАСТЕРА. Учителя Востока упорно противопоставляют «внутреннее достижение» техническому мастерству. «Сто тысяч приёмов не стоят одного гунфу» говорят в Китае. Где- то вычитал выражение: «Мастерство вовсе не сводится к знанию или хорошей спортивной форме. Нельзя обмануть небо».

Меня не поймут спортсмены, но и они рано или поздно они придут к этому. К старости или раньше. А кто-то никогда. Опыт общения с бывшими чемпионами, которые уже в возрасте показывает, что это случается часто. Это то же самое как учёный и мудрец: мудрец знает, может быть в тысячу раз меньше, чем учёный, но понимает саму суть. Тот же монах в фильме ответил Миямото на просьбу начать его учить: «Я не буду тебя учить. Пожалуй, ты ещё слишком силён для этого». То есть сила может быть фактором мешающим понять мастерство? Наверное - да. Но на определённом этапе. У Тараса в «Энциклопедии боевых искусств» был приведён пример о разнице ударов шпагой и дубинкой: для того, чтобы убить свинью дубинкой – её надо ударить по голове с силой шестьсот килограммов. Чтобы проткнуть её шпагой насквозь – необходимо приложить усилие в четыреста граммов. Дубинкой махать проще. Пока есть силы. Мастерство – это шпага, но чтобы владеть хорошо ею, необходимо учиться много лет иначе она хуже дубинки. При этом всегда нужно помнить старую поговорку: Для того чтобы научиться искусству расслабления - сначала необходимо научиться искусству напряжения иначе искусство расслабления превратиться в слабость. То есть на первом этапе соревновательная деятельность является необходимым этапом становления мастера. Но кто сможет пройти дальше и стать МАСТЕРОМ? Кто сможет сделать следующий шаг? Здесь другой, порой значительно более трудный путь. И не каждому он под силу. Не переступая черту проще. Понятнее. Но по-другому. Это как с ресторанами: есть рестораны Мишлен, где подается пища «высокой» кухни, а есть столовые или даже рестораны, где задача набить брюхо, хотя часто очень вкусно. Из мишленовских ресторанов не редко выходят сытыми, но туда приходят за «другим». В столовых можно хорошо наесться. Но когда у тебя всего в достатке, то начинается хотеться чего то большего. Так и в единоборствах: во время войны некогда думать о высоких материях. Основная цель – выжить. Но, когда этап войны пройден, то есть ты вырос, требуется нечто большее. Наступает следующий этап – этап познания и занятия становятся постижением мастерства. При этом потеря основной задачи единоборств - умения быть воином, приводит к деградации самой системы, что мы часто и видим. То есть путь воина первый и необходимый этап становления МАСТЕРА в единоборствах. Фундамент, являющийся главной опорой к постижению Будо. Но готовы ли мы перейти на следующий этап? Заниматься спортом легче. Я не говорю легко. Здесь требуется огромное напряжение физических и духовных сил. Абсолютное большинство не выдерживает этого. Но легче. Ясны цели и задачи. Понятны средства. Требования. На другом пути цели размыты, задачи невнятны, средства часто не понятны. Критерии определяются только понятиями «да» или «нет», мастер или «нет» и описываются только языком мистики. Даже в шаолиньских монастырях, при всей их отработанной веками системе подготовки мастеров выходит очень и очень мало, но существует внутреннее понимание, что это то, что нужно. Это Нечто другое – Большее. Наверное поэтому люди идущие в единоборствах по пути победы к старости не испытывают морального удовлетворения и страдают и пусть они не обижаются, от бесцельно отданных силах. Это вывод от общения с честно отдававшими себя и всю свою жизнь этой цели уже не молодыми тренерами и бывшими чемпионами. Даже обвешавшись с ног до головы медалями и кубками мастером не стать. Мастера - это легенды, которые остаются в памяти. Желание быть лучшим чаще всего присуще молодости. Юность это желание доказать кому-то, что-то. Взрослость – это прежде всегда самодостаточность. Если ты самодостаточен, то зачем кому-то что-то доказывать? Но старый далеко не всегда мудрый. Кто-то всегда остается в детстве. Это хорошо! Но пойти дальше и осознать - не так просто. Осознать то, что всю жизнь шёл не туда ещё страшнее. Проще прятаться за внешние показатели успешности. Но от себя не убежишь. Двор или Школа. Мастер или нет. Мастер он другой – такой же как мы, но изменённый. Готовы ли мы к изменению??? К мастерству???

Директор методического центра «Камикан» Е.Н. Воробьёв